dirtysoles

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » dirtysoles » Общество грязных подошв » Образ босоногой девушки в литературе - 2


Образ босоногой девушки в литературе - 2

Сообщений 31 страница 47 из 47

31

elias написал(а):

Нарыл на "Самиздате" творчество некоей последовательницы нашего Профессора Свободы.


Кирилл написал(а):

Одним словом, пасквиль.


Понятно, что это пародия на "Пиршество босых" в частности и на Игоря Резуна вообще, причём довольно злая.

Написана она была несколько лет назад, когда здесь и, вероятно, на других сайтах кипел взаимный троллинг противников и сторонников И.Резуна.

Цель её написания была одна - позлить "резунят" и пролить бальзам на душу "антирезунят". Отсюда и выводы типа "а на самом-то деле босиком - плохо  , некрасиво и опасно", которые сами авторы вряд ли разделяли. :)

Я ни к друзьям, ни к врагам Игоря не отношусь, и пародии в целом не очень люблю. Поэтому вещь оставила меня равнодушной, и я её не осилил. :)

Доцент Воля из Новосибирска, снимающий на фото босоногих девушек и продающий диски с ними  - это, естественно, Профессор Свобода, т.е. сам Игорь Резун.

Отредактировано wolsung (2017-01-02 02:25:39)

0

32

"Кристина задумчиво брела по вымощенной древними булыжниками улочке. Босые ступни ластились к нагретым солнцем камням - и каждый раз, ставя ногу на тёплую, словно выстланную шёлком мостовую, девушка с удовольствием шевелила пальцами ног и улыбалась, прислушиваясь к чему-то внутри. Было очевидно, что Крис заблудилась, петляя по узким улочкам этого приморского городка где-то на побережье Средиземного моря - но казалось, её ничуть не смущает этот факт. С интересом вертя головой по сторонам, бормоча что-то себе под нос и насвистывая какие-то легкомысленные мелодии, она плутала в лабиринте улиц, подворотен и проулков; здоровалась с местными кумушками в пёстрых фартуках, развешивающими бельё на длинных верёвках, протянутых прямо поперёк улицы; раскланивалась с почтенными отцами семейств и мудрыми патриархами, неторопливо дымящими в небо своими короткими трубками, набитыми ароматнейшими из местных сортов табака; улыбалась детям, занятых в уютных внутренних двориках и тесных переулках своими важными ребячьими делами... Кристина была счастлива, и чувство удивительной лёгкости не покидало её тело, хотя плоть её теперь становилась тяжелее день ото дня, оберегая и питая зародившуюся внутри хрупкую жизнь... Дух же её и вовсе парил, как на крыльях..."

В сборнике "Заповедник сказок" (смотри моё сообщение в "книжной" теме) есть, среди прочих, сказка Евгении Панкратовой "In nomine Patris, et Filii, et Spiritus Sancti..." (то есть "Во имя Отца, и Сына, и Святого духа..."), главный герой которой - некий скриптор (то есть нечто вроде переписчика рукописных книг, но в данном случае - не просто переписчик, а то ли автор, то ли соавтор Книги Судеб и уже, конечно, пишущий эту книгу на компьютере; именно он написал вышеприведённый отрывок). Причём Кристина, похоже, и не подозревала, каков род занятий её возлюбленного; она, наверное, думала, что он - просто писатель, каких пруд пруди. Вот что пишет о нём Евгения Панкратова:

...Слишком хорошо Карл знал, о чём напишет дальше. Да, он мог изменить детали и незначительные подробности, мог прибавить совпадений и волшебных историй, мог умолчать о чём-то грустном, мог стереть неприятные встречи до того, как они действительно произошли, мог написать побольше о море, небе и счастье - но в главном он был не властен. Ему, скриптору, не дано было изменить божественный замысел - лишь повелевать деталями и мелочами...
Карл скрипнул зубами. Мог ли он представить тогда, полторы тысячи лет назад, что всё обернётся так? Мог ли он представить тогда, что и.о. бога на Земле на самом деле ничего не решает? Первые три сотни лет он упивался своим могуществом, и лишь потом, постепенно, стал замечать, что всё многообразие его историй - лишь праздничная мишура, а самих историй на самом деле всего лишь три: "И жили они долго и счастливо...", "Жизнь - юдоль скорби и печали", и "Всё не так, как кажется"...
Со временем он научился различать, кому какая история достанется. Со временем он стал получать удовольствие, выписывая замысловатые сюжетные ходы и переплетая судьбы, зная при этом, что итог всё равно будет неизменным. Со временем он стал замечать, что люди, даже если предоставить им всю возможную свободу, сами неизменно выбирают одну из трёх историй. Со временем он научился ценить то единственное, что неизменно примиряло его с собой и с миром - своё сострадание, не утраченное даже после стольких лет на должности бога... Но даже со временем он не забыл, как написал тогда на салфетке: "В тот день Кристина, сидя в кафе за чашкой латте, вдруг подняла глаза и встретилась взглядом со странным незнакомцем за крайним столиком..." И как, подняв глаза, он утонул в омуте её зелёных глаз... и как застучало в груди его давно не существующее сердце...
[Здесь моё примечание: может быть, Карлу только казалось, что его сердце давно не существует? Почти по В.С.Высоцкому: "Кто сказал, что земля умерла? Нет, она затаилась на время..." Но точного ответа на мой вопрос нет.]
Карл вздохнул и снова уставился в монитор. Потом набрал комбинацию Ctrl+A и, занеся палец над кнопкой Del, чуть помедлил. Он знал, какой будет расплата. Он знал, что нужно будет торопиться. Он знал, что должен успеть... Глубоко вздохнув, он решительно нажал клавишу Delete, и, чуть помедлив, глядя на чистый белый лист на экране, принялся быстро печатать...
* * *
"Захлопнув входную дверь, Кристина прошла в дом и с недоумением прислушалась. В доме было необычно тихо и как-то... пусто. Прижав руки к животу, словно ища поддержки у своего ещё не рождённого сына, Кристина прошлась по комнатам первого этажа - нигде никого. Девушка сбросила туфли и босиком, стараясь не скрипеть лестницей, стала подниматься на второй этаж.
- Карл? Ты занят? - собственный голос показался ей неуместно громким, словно вторгающимся в густую, колом стоящую тишину. Заглянула в спальню. Пусто. В кабинете - ни души. Уже собравшись уходить, она заметила ярко-жёлтый листик, прилепленный к мерцающему в сумерках осеннего вечера монитору. Всего два слова: "Люблю... Карл". Кристина почувствовала, как эти два слова словно бетонной плитой легли ей на сердце - и где-то там, под сердцем, заворочался недовольно её сын. Она присела на стул и, сорвав бумажку, кинула взгляд на монитор. Текстовый файл - очень, очень длинный. Курсор мигал в конце последнего абзаца, совсем коротенького: "И жили они долго и умиротворённо - до самого конца своих дней. У них было пятеро детей, много внуков и ещё больше правнуков... Они не знали уныния, тоски и печали. Они были довольны и счастливы всегда - в каждый день своего незамысловатого, наполненного простым и ясным смыслом бытия. И долго ещё рассказывали потом, что вот бы каждому отмерил бог такого счастья, как Кристине и Марку... In nomine Patris, et Filii, et Spiritus Sancti... Amen".

Захлопнув входную дверь, Кристина прошла в дом и с недоумением прислушалась. В доме было необычно тихо и как-то... пусто. Прижав руки к животу, словно ища поддержки у своего ещё не рождённого сына, Кристина прошлась по комнатам первого этажа - нигде никого. Девушка сбросила туфли и босиком, стараясь не скрипеть лестницей, стала подниматься на второй этаж.
- Марк? Ты занят? - собственный голос показался ей неуместно громким, словно...
- Да нет, малыш, я уже почти закончил, - кучерявая голова Марка показалась в дверном проёме кабинета. - Ты чего кричишь? - он подошёл и обнял её за плечи.
- Мне показалось... Да ну, глупости. Говорят, беременные глупеют. Как думаешь, правда? - она задорно улыбнулась и, запрокинув голову, заглянула ему в глаза. Он осторожно убрал непослушные прядки с её лица и бережно чмокнул жену в нос.
- Разумеется, неправда. Пойдём ужинать, а?
Она согласно кивнула. Обнявшись, они пошли к лестнице - и ни он, ни она не заметили, как, медленно истаивая в воздухе, пропал с мерцающего в сумерках осеннего вечера монитора ярко-жёлтый стикер, на котором простым чёрным маркером было выведено всего два слова: "Люблю... Карл"...
Конец.

И иллюстрация к рассказу:
Автор и его героиня (рисунок уже известной нам Натальи Рымарь)
https://img-fotki.yandex.ru/get/197852/19411616.5b6/0_12660d_166d0da6_M.jpg

+1

33

Из самиздата, настоящее славянское фэнтези:
https://lit-era.com/book/lesnaya-vedma-b6987

Героиня, с самого начала 100% сельская девчонка и лапти обувает, только когда отправляется в заколдованный лес, не зная - вернётся ли... Остаётся не безнадёжной, даже перебравшись в княжеские покои, отрывок (гл. 13, стр. 3):
"Дара и не подозревала, что начала забывать самые родные, самые близкие ей ощущения - холодную землю под ногами. Обжигающую морозом, карябающей тысячью песчинок по коже. Она ступала на мысочках, сама поражаясь, как ей от этого холодно и неприятно.
Крадясь из княжеского дома поздней ночью, Дара не решилась оставаться в сапогах с тяжёлыми каблуками и пошла разутой. Всю свою жизнь с конца весны и до начала осени, а порой и позже, она не боялась ходить босиком. К чему стаптывать лапти, когда под ногами мать-земля и мягкая трава-мурава?
Ей и прежде случалось ходить босиком осенью, когда по ночам землю сковывала стужа. Но никогда прежде это не приносило боли. Сколько она не ходила разутой? Месяц, два? Дара припомнила, что с тех пор, как покинула Великий лес, то всегда носила дорогие, по её ноге сделанные сапоги.
И не только холод земли под ногами сделался для неё незнакомым.
Шёпот жухлой листвы на деревьях, блеск тусклых звёзд за серыми рваными облаками - всё то, что являло собой богов и духов, всё то, что окружало её всю жизнь.
Дара слишком привыкла к деревянным резным стенам княжеских хором вместо бескрайних полей и тёмных лесов, привыкла к мягким коврам под ногами вместо сена на старых полах родной избы и редкой травы во дворе, где как ни подметай, да всё равно останется куриный помёт..."

На своей страничке автор упоминает, что вдохновлялась близким всем нам образом "Принцессы с мельницы".

Отредактировано Leha_M (2017-01-28 09:16:24)

+1

34

...Да взять хоть бы Ассоль из "Алых парусов": наш человек!

"Взяв  старенькую, но на ее  голове  всегда юную шелковую  косынку,  она
прихватила её рукою под  подбородком, заперла дверь и  выпорхнула босиком на
дорогу. Хотя было пусто и глухо, но ей казалось, что она звучит как оркестр,
что ее могут услышать.  Все  было  мило  ей,  все радовало  её.  Тёплая пыль
щекотала  босые ноги...

Она выбралась, перепачкав ноги землей, к  обрыву над морем
и встала на краю обрыва, задыхаясь от поспешной ходьбы...

Её  разбудила  муха,  бродившая  по голой  ступне..." и т.д.и т.п.

А в кино что получилось?

а вот что: 

всего-то вся тема с 45'53" по  49'05" - только  и всего!

+2

35

Есть в отечественной киноклассике и обратные примеры:
"«В высшей степени достойная особа» представляла из себя девятнадцатилетнюю девушку с прекрасной белокурой головкой, добрыми голубыми глазами и длинными кудрями. Она была в ярко-красном, полудетском, полудевическом платье. Стройные, как иглы, ножки в красных чулках сидели в крошечных, почти детских башмачках. Круглые плечи ее всё время, пока я любовался ею, кокетливо ежились, словно им было холодно и словно их кусал мой взгляд..."
О ком это пишет отнюдь не чуждый нашим ценностям автор?
http://sf.uploads.ru/t/nhwLD.jpg
Вот!.. Потому в фильме Оленька Скворцова не кажется таким уж "гаденьким существом", а скорее наивным созданием, загубленным потребительской идеологией, начинающейся с грёз о роскошных нарядах...

Думается, тема "отрицательные героини босиком" достойна обсуждения. Такие примеры достаточно редки, и что-то подсказывает: к моменту, когда проявляется их негативная сущность, они перестают быть босыми.

+2

36

Рассказ "Летом" Автор Тайц

Стоял невыносимо жаркий июльский день. В поисках тени я спустился в метро. Там было очень хорошо. Мраморный вестибюль был полон прохлады.

Я подошёл к кассе. Впереди меня брали билеты пионер и пионерка — оба светловолосые, загорелые, с короткими весёлыми носами. На ней было белое платье и тапочки на босу ногу, а на нём — ковбойка и трусы, а на ногах ничего, кроме загара и пыли.

Я зашагал за ними, думая: «Может, они будут говорить что-нибудь такое, что мне потом пригодится для детского рассказа». Но они ничего такого не говорили, а просто, взявшись за руки, весело болтали.

Вот они подошли к эскалатору, нараспев прочитали:

ВНИМАНИЕ! ДВИЖУЩАЯСЯ ЛЕСТНИЦА,—

и предъявили билетики.

Контролёрша надорвала было билетики, но вдруг спохватилась:

— Девочка, проходи. А ты, сынок, останься.

— Почему? — спросил мальчик.

— Как — почему? — ответила контролёрша. — Ты босой, а мы босых на эскалатор не пускаем.

— Но почему же? — удивился мальчик.

— Опять почему? Да потому, что ступишь босой пяткой, зацепишься ещё за что-нибудь, а мы потом отвечай!

— Тётенька, пустите его! — вступилась девочка. — Ведь это он просто закаляется.

— Ну и пускай закаляется, — ответила контролёрша, — только не на эскалаторе. Ребятки, отойдите в сторонку, не мешайте движению!

Ребята отошли в сторонку и стали советоваться, как быть. А я издали, из-за колонны, слежу за ними. Мне интересно: покинет ли пионерка своего товарища в трудную минуту или поплетется вместе с ним по раскалённой, знойной Москве?

И вот вижу: они поговорили, потом она махнула ему рукой и пошла к эскалатору, а он остался. Мне даже обидно стало. «Вот, — думаю, — все они, девчонки, таковы! Чуть какая трудность, они на попятную».

Я поехал за ней.

Внизу она подошла к соседнему эскалатору и — раз, раз! — быстро скинула обе тапочки и опустила их на нижнюю ступеньку. И сразу обе тапочки — и левая и правая — поехали вверх.

Они ехали очень важно, эти порядком стоптайные тапочки. Они занимали отдельную ступеньку. Пассажиры осторожно обходили их.

Вот обе тапочки подкатили к мальчику. Он их подхватил, стал напяливать на ноги…

— Смотри не разорви! —сказала контролёрша.

Но лестница уже понесла мальчика к подруге, которая ждала его внизу, пальцами маленьких ног трогая холодные глазированные плитки на полу.

Конечно, ничего в этом особенного нет, но мне просто понравилось, как тапочки сами ехали, точно бог весть какие важные персоны.

http://img-fotki.yandex.ru/get/5821/19411616.13d/0_8978f_9c0cdb25_orig.jpg
http://rulibs.com/ru_zar/child_prose/tayts/4/i_012.jpg

Отредактировано любитель (2017-02-05 00:19:38)

+3

37

В продолжение темы "отрицательных героинь". Ещё из самиздата:
Елена Баукина. Алхимик из Леоса (Книга 1. цикл Ласточки улетают осенью): https://lit-era.com/book/alhimik-iz-leo … nyu-b22693
Цитата из начала второй главы:
"Высокая и худая волшебница Мэг пыталась догнать чумазого мальчишку, чтобы выхватить банку с жуками:
— Оли, Оли, ты разобьёшь склянку — мастер рассердится!
Олив рассмеялся, прибавил шагу, вытянув руку с банкой и дразня Мэгги. Девушка хотела схватить его, но хитрец живо от неё ускользнул.
— Несносный мальчишка! — задорно крикнула чародейка.
Придерживая край платья, она помчалась вслед за Оливом. Мэгги расстраивалась вовсе не из-за шипящих жуков (их в этом году развелось очень много), а боялась, что Олив споткнётся и снова разобьёт в кровь колени. Сама волшебница ходила босиком, обувь надевала лишь осенью или зимой, стараясь избегать лишних трат на починку или покупку новой. Всё лето Мэг бегала босая, отчего ступни её ног почти не отмывались, и кожа на них стала грубой, как подошва кожаных башмаков.
Ученики чародея миновали светлую липовую рощу по вымощенной мелким камнем старой дороге.
— Какая же ты колдунья? Да у тебя сил не хватит со мной совладать! — дразнил юный ученик мага Олив подругу, размазывая рукавом серой туники грязь по лицу. Его руки несколько раз превращались в каменные глыбы, скрывая банку под коркой гранита. Мэгги с досадой посмотрела на новые дыры в чулках мальчишки, которые ей снова придётся штопать."
Дальше по ходу сюжета, "приодевшись" с помощью магии, следующим шагом героиня сводит в могилу своего наставника...
К сожалению, только ознакомительный фрагмент. Но во второй книге цикла тоже встречаются тематические сцены (магиум №2).

Отредактировано Leha_M (2017-02-11 22:48:46)

0

38

Ещё с того же сайта:
Елена Литвиненко. Кукла Советника: https://lit-era.com/book/kukla-sovetnika-b19865
Авторская аннотация: "Из замарашки - в маленькие принцессы, из бесправной рабыни - в наследницы древнего рода, вместо судьбы кухонной девчонки - возможность стать фавориткой одного из самых могущественных людей государства.
Благодаря волшебному Дару? Нет. Проклятию."
Первая часть жизни героини написана очень вкусно, без тыканья читателя носом в тематическую составляющую, но давая работу воображению. Цитаты:
"...Хорошо помню сосущий голод, недовольные всхрапы коней, у которых я воровала хлебные корки и морковь, и пронизывающий холод - за год я вытянулась, и тонкое платье едва закрывало колени, а кожаные туфли уже не налезали. Через несколько дней мать вытащила меня из вороха сена, в котором я пряталась, и пинками погнала в сторону внутреннего двора замка.
  - Но нам же туда нельзя! - уперлась я босыми пятками в брусчатку.
  От подзатыльника зазвенело в ушах..."
"...Куколка развлекалась.
  Звонко хохоча и потряхивая смоляными кудряшками, она бросала с балкона свертки с сахарными леденцами, фруктами и мелкими монетами. Дворовая детвора подпрыгивала, пытаясь ухватить мешочек из серой холстины, дралась за каждую конфету, за каждый медяк.
  Я завистливо вздохнула и поудобнее перехватила вязанку дров, размышляя, сунуться ли в толчею или подождать, вдруг какой подарок шлепнется неподалеку. Шмыгнула сопливым носом, переступила с ноги на ногу - камень холодный, но до деревянных мостков мешочек точно не долетит.
  Конфет хотелось ужасно..."
"...Я тяжело дышала, из последних сил шлепая по подтаявшей грязи, вязанка становилась тяжелее с каждым шагом. Я уже всерьез подумывала, о том, чтобы бросить и хворост, и конфеты - если бы не знала, что это бесполезно: меня снова пошлют за дровами..."
Увы, как часто бывает на страницах "женских произведений", тут является "спаситель" и "сказка" быстро заканчивается...

Отредактировано Leha_M (2017-02-11 22:49:40)

0

39

Славянское фэнтези другого самиздатовского ресурса: https://author.today/
Сергей Чехин. Пламенные сердца: https://author.today/work/2913
Вначале читателю предстаёт очаровательная чумазая сиротка с нетипичным именем Вера и более типичными "чёрными как уголь босыми ногами". Но спасший её от упырей "аскет" следующим шагом заботится, увы..., чтобы её приодели и обули.

Там же:
Любовь Черникова. Сила Защитницы: https://author.today/work/569
Из босоногой девчонки героиня превращается (по счастью не в принцессу) в последовательницу Семёновской Валькирии, которая проходит боевую закалку в том числе и босиком на снегу. Тематичные эпизоды присутствуют и во второй книге.

0

40

Прочитал только что такую книгу : Грэм Грин, «Сила и слава».
Про гонения на церковь в Мексике 1930х годов (были и такие).
Сильная вещь. Палычу должно понравиться. Да и я – даром, что атеист – с удовольствием прочитал.

Босоногие девушки в книге не описаны (можно, конечно, предположить, что хотя бы часть описанных в романе нищих мексиканских крестьянок ходит босыми, но об этом ничего не сказано). А мужчины и мальчики иногда попадаются.

Главный герой – священник, которому грозит расстрел - бегает по стране от полиции.  В какой-то момент он остаётся без обуви. Мулом, хоть и плохоньким, он однако, где-то разжился.


— Сколько вы вчера проехали?
— Пожалуй, около двенадцати лиг.
— Мулу и то надо передохнуть.
Священник выпростал свои босые ступни из глубоких кожаных стремян и слез с седла. Мул прибавил ходу, но не прошло и минуты, как он пошел еще медленнее. Сучья и корни на лесной тропинке царапали священнику ноги — вскоре они стали кровоточить. Он тщетно старался не прихрамывать. Метис воскликнул:
— Какие ноги у вас нежные! Вам надо ходить в обуви.
Священник упрямо повторил:
— Я бедный человек.
— Так вы никогда не дойдете до Кармен. Возьмитесь за ум, друг.

0

41

В Аргентине есть обидная для соседей по границе, но выразительная поговорка, передающая самый край отчаянности сложившегося положения--звучит она так:
"Мало того,что в Уругвае, так еще и пеший!"

0

42

Из биографии Анны Горенко (Ахматовой).
В 1890 году её семья переехала сначала в Павловск, а затем в Царское Село, где в 1899 году Анна Горенко стала ученицей Мариинской женской гимназии. Лето она проводила под Севастополем, где, по её собственным словам:
«Я получила прозвище «дикая девочка», потому что ходила босиком, бродила без шляпы и т.д., бросалась с лодки в открытое море, купалась во время шторма, и загорала до того, что сходила кожа, и всем этим шокировала провинциальных севастопольских барышень.»

Отредактировано Верьгиз (2017-04-06 00:22:09)

+1

43

http://readfree.ru/site/book_full/34371

О чьей-то бабушке, которая, очевидно, в молодости - "...в войну, босоногая, рылась в помойках, выуживая то, что другие считали несъедобными отбросами: гнилые картофелины, мясные обрезки и мослы...". Впрочем, о войне - там больше практически ничего не сказано. Зато много - о еде, о вегетарианстве и т.д.

0

44

Если кого интересует полный вариант известной повести «Костромань оймсема шка» («Костромские каникулы») – в формате pdf она доступна сейчас здесь: http://merjamaa.narod.ru/doc/kanik-2007.pdf
Особенно тематичны вторая и пятая главы.

Отредактировано Верьгиз (2017-04-06 00:24:37)

0

45

Зоя Ивановна Воскресенская. Пароль - Надежда (книга о детстве и юности Надежды Константиновны Крупской). Глава 6. Дождь (с начала)
Сначала налетел ветер. Озорной, буйный. Он раскачивал деревья, словно будил их, осинки пригибал до самой земли, а дуб раскачать не смог, только взлохматил ему крону и накинулся на большую дикую грушу. Груша была высотой с дуб и вся, как ёлка фонариками, увешана яркими мелкими плодами. Ветер обрывал груши, сбрасывал их на землю и на головы ребят, которые укрылись под деревом.
Ветер притащил за собой тучу. Туча, большая, тяжёлая, урчала, грохотала, сверкала молниями, навалилась на лес, на остроконечные ели и вдруг пролилась дождём. Лесная тропинка превратилась в бурлящий ручей. Ребятишки прижались один к другому, девочки повизгивали, когда туча, высекая огонь, раскалывалась и эхо грохотало в горах.
Но это был летний дождь. Он прекратился внезапно. Солнце откинуло край тёмной тучи и засияло из-под неё особенно ярко, зажгло каждую каплю на листьях, отразилось в лужах. Ребята выбежали на поляну промокшие, но весёлые и озорные, как летний дождь. Маленький татарчонок Муса пританцовывал в луже и приговаривал:
Кояш, чык, чык, чык!
Майлы ботка казанда
Тэти кашык базарда!
[Моё примечание: жаль, что здесь не приведён перевод.]
А девочки запели:
Ой ты, радуга-дуга!
Пояс семицветный!
Кто тебя нарисовал
В той дали приветной?
Надя выжала косу и подол платья, скинула сандалии и побежала по траве, разбрызгивая воду.
Над полем возникли сразу две радуги. Одна - высокая, круто изогнутая - прочно опёрлась обоими концами в пашню и наливалась яркими красками, словно вытягивая их из земли. Вторая мерцала как отражение в старом зеркале. Один конец её расплывался в воздухе, не достигая земли. Ребятишки, крича от восторга, побежали навстречу радуге, протянули к ней руки, вот-вот схватят её.
- Радуга-дуга, не пей нашу воду!
Надюша напевала:
Ой ты, радуга, ты чудо,
Ты явилась к нам откуда?
- Чур, мой цвет жёлтый! - кричал один.
- А мой синий!
- Мой красный!
- Чур, чур, мой голубой! - Наде казалось, что радуга совсем близко, прямо струится между пальцами.
Дети бежали навстречу чудесному семицветью с визгом, смехом, присказками, скользили по траве, падали в лужи, шлёпая ладонями по воде.
У Нади коса расплелась и мокрыми плетьми прыгала по спине. Ей было привольно бегать босиком с ребятишками и играть в незатейливые игры. Как весело, когда много друзей!
Туча уже давно уползла за лес, а ветер стряхивал дождевые капли; всё ещё шумели ручьи, и ребята отпечатывали на мокрой глинистой дороге следы своих ног.
Со стороны Варшавского шоссе показалась бричка, запряжённая парой лошадей. Кожаный верх был поднят и, омытый дождём, блестел на солнце. Из возка выглядывал незнакомый господин, и кучер был нездешний. А в таком маленьком городе, как Гройц, жители знали друг друга и каждый новый человек вызывал всеобщее любопытство. Возница придержал лошадей. Ребятишки сбежались к бричке.
- Где тут дом уездного начальника? - спросил кучер по-польски.
- Крупского? Моего папы? - удивилась Надя.
- Да, да, господина Крупского, раздался весёлый голос из брички. - Это твой папа? - Незнакомец с любопытством посмотрел на большеглазую девочку со смышлёным личиком, босую, мокрую, забрызганную грязью, как и её сверстники. - Садись, поедем вместе, и ты покажешь ваш дом.
Надя взобралась в бричку и пожалела, что не могла пригласить с собой своих друзей. Но мальчишки прицепились сзади, девочки побежали следом.
- Вот здесь мы живём, - сказала Надя, показывая на просторный дом с высоким крыльцом.

0

46

Кэтрин Причард, "Девяностые годы"

Когда Салли стала убирать постели, она увидела девушку у входа в свою палатку. Босая, с веселыми искрящимися глазами, она скорее напоминала мексиканку или испанку, чем обитательницу кустарниковой чащи. Салли приветливо улыбнулась ей, и весь день девушка не отходила от нее, то и дело издавая удивленные восклицания при виде странных обычаев белой женщины и засыпая Салли вопросами на ломаном английском языке.
— Кто эта девушка из палатки Фриско? — спросила Салли Морриса, когда он вечером вернулся с работы.
— Маритана, — пробурчал Моррис. — Он клянется, что она метиска.
— Маритана? — Салли усмехнулась. Вероятно, вот почему мистер Фриско Джо Мэрфи пел с таким ироническим пафосом: «О Маритана, дикий цветок».


Маритана ступала так беззвучно, что камешки едва звякали под ее босыми ногами. Только звон стеклянных бус, которые Фриско подарил ей, да тихий журчащий смех возвещали о ее приближении. Невозможно не улыбнуться ей, не обрадоваться ее приходу, когда она вот так стоит перед тобой, красивая и стройная, и застенчиво глядит на тебя из-под длинных ресниц, словно дикий зверек, — так говорила себе Салли, когда Мари-тана пришла навестить ее однажды утром, вскоре после того, как Фриско и Моррис отправились на работу.
Маритана часами наблюдала за Салли, изучала ее лицо, старалась прочесть мысли белой женщины, как люди ее племени читали следы на песке. Она была так чутка, что сразу же угадывала, если миссис Салли бывала недовольна или утомлена ее присутствием, и тогда тихонько и скромно удалялась.
Но она возвращалась на другой день с простодушным веселым смехом и вопрошающим взглядом. И Салли чувствовала, что ее так же сильно влечет к этой туземной девушке, как Маритану к ней. «Мири» — называла ее Салли; так ее звали туземцы.

+1

47

Навеяно темой «Босоногие еврейки».
Борис Акунин, «Пелагия и красный петух».

Палестина, конец 19 века. Переселившиеся туда евреи (предки нынешних израильтян) отправились на разборку с местными жителями.

–  … Передай по цепочке: разуться.

Все сняли обувь и побежали за Магелланом, смешно задирая колени, как это бывает, если крадешься на цыпочках.
Двигались уже не клином, а гурьбой.
Малке закусила губу, чтобы не ойкать, когда в подошвы впивались острые камешки. В одной руке держала сапоги, в другой ружье. Шорты спереди вымокли от росы.


=========

Ну и уж раз речь зашла о 19 веке…

Наталья Андреева, «Сто солнц в капле света».
Барин тяжело ранен на дуэли из-за женщины.
Служанка – по совместительству его любовница – приносит виновнице поединка весточку от него.

Вошла девка, в домотканом сарафане, босая, но лицо ее было чистым и необыкновенно красивым, русая коса в руку толщиной, огромные голубые глазищи. Несомненно, у нее было какое-то важное известие.
– Идем со мной, – велела Шурочка.
Они поднялись наверх. Девка вошла в ее комнату и стала с интересом оглядываться.
– Ну? – требовательно спросила Шурочка. Она ожидала письма.
– Велели передать.
– Ну, так давай! – в нетерпении сказала она девке.
Та полезла за пазуху и вытащила оттуда обитый бархатом футляр. Увидев его, Шурочка невольно вздрогнула.
– Вот. Барин велел передать.
– Какой барин?
– Сергей Михайлович. МОЙ барин.
….
Девка уставилась на нее, беззастенчиво разглядывая.
– Ступай, – сказала ей Шурочка.
– Барышня, отчего ж мой барин вас так любит? – спросила вдруг девка. – Не шибко вы меня краше! Платьице на вас только господское да руки белые. Так ведь не любите вы его! Нет, не любите!
– Много ты понимаешь! – вспыхнула она.
– А тут и понимать не надо, коли из-за вас он теперь помирает. Я б эту пулю в себя приняла, вот как я его люблю!
– Ступай, – повторила она.
Девка тут же исчезла

Отредактировано wolsung (2017-06-27 14:42:21)

+1


Вы здесь » dirtysoles » Общество грязных подошв » Образ босоногой девушки в литературе - 2