dirtysoles

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » dirtysoles » Общество грязных подошв » Босоногие японки


Босоногие японки

Сообщений 91 страница 120 из 213

91

стилизация

http://i066.radikal.ru/1004/a5/873bd29fe361.jpg

0

92

что стилизируем?
японию или босоногость?

0

93

что стилизируем?
японию или босоногость?

И то и другое в равных пропорциях :lol:
А что делать? Тема-то редкая!

0

94

что стилизируем?
японию или босоногость?

И то и другое в равных пропорциях :lol:
А что делать? Тема-то редкая!

ох-ох-ох

а босоногих грузинок не пробовали?
то-то. ;)

0

95

http://s53.radikal.ru/i141/1004/b6/ddeb31ce3b3d.jpg

http://s49.radikal.ru/i124/1004/85/96aa2447f36a.jpg 

время и ветер
в песок обратят камень...
цветок сакуры
не заметит этого,
наслаждаясь восходом...

moria

Отредактировано ppk (2010-04-17 20:13:46)

0

96

Пляска смерти
Кёко Хаяси

Через час-два после бомбардировки я отправилась в район Мацуяма. Это — эпицентр взрыва. Знай я тогда, какая страшная вещь радиация, ни за что не совершила бы такое безрассудство. На горе я повстречала двух женщин, совершенно не пострадавших от взрыва. Из всех, кого я до тех пор видела на дороге, они единственные были не ранены. Я решила идти с ними. Трудно вообразить, как радостно и удивительно было там видеть здорового человека. Эти женщины ходили в Митино купить муки и теперь возвращались домой. Посёлок Митино находится в трёх с половиной километрах на север от эпицентра взрыва. Муку они раздобыть не смогли, но зато несли в мешках проросшие клубни картофеля.

Встав рано утром, они, чтобы к полудню уже вернуться домой, отправились, не дожидаясь поезда, через гору пешком. На обратном пути, как раз в тот момент, когда женщины снова поднялись на вершину, увидели яркую вспышку. "Наверное, это где-то неподалёку", — решили они и быстро зашагали вниз по дороге, чтобы успеть к обеду принести картофель.

Подойдя к Ураками, они почувствовали странный запах. Потом навстречу им стали попадаться раненые. Женщины, обратившись к какому-то человеку, который, на их взгляд, был в состоянии говорить, спросили, что случилось. Он, не останавливаясь, на ходу ответил:

— Непонятно. Что-то сбросили.

Женщины решили, что любой ценой должны попасть домой, и зашагали дальше. Поднялись на холм за оружейным заводом. Там я и повстречалась с ними.

Они сообщили мне, что живут в Мацуяма. Женщина в пёстрых шароварах из касури9 очень беспокоилась, цел ли её дом, и предложила мне пойти вместе с ней. Если окажется, что всё в порядке, она потом проводит меня домой. На её вопрос:

— Ты где живёшь? — я ответила:

— В Дзюнин-тё.

— Наверное, бомбили только район, где расположен оружейный завод, а Мацуяма остался цел, — предположила она и бодро зашагала в сторону города.

Я и не заметила, когда потеряла свои гэта. Шла по горной дороге, даже не сознавая, что я босиком. Наконец мы достигли Данданбатакэ, что в районе Мацуяма. Улиц не было. Женщина в пёстрых шароварах молча смотрела на квартал, превращенный в груду тёмно-синего щебня. Подошедшая следом вторая женщина, одетая в чёрные шаровары, сдавленным от отчаяния голосом вскрикнула:

— Дом, где мой дом? — И зарыдала, причитая: — Бабуля, бабуля моя умерла!..

Мацуяма превратился в ровное поле, словно его перепахали мотыгой.

Прежде квартал Мацуяма был застроен одноэтажными низкими домами, над которыми лишь кое-где возвышались телеграфные столбы и дымовые трубы. Здесь было множество мелких мастерских по ремонту кухонной посуды, а также кустарные предприятия, работавшие на субподряде от сталелитейного завода. Вечерами по его тенистым улицам плавал запах жареных иваси. Люди жили скромно, ютясь в своих тесных домишках. Я любила особый, присущий только этому району запах и часто на полпути к дому, сойдя с трамвая, не спеша прогуливалась до своей квартиры. А иногда, условившись о встрече с Инатоми, прямо с работы заходила к нему в гости. В полутёмной дома10 сидел старик и мехами раздувал огонь в очаге. Отблески пламени красными бликами высвечивали его добродушное лицо, и оно казалось плывущим в воздухе. Инатоми по-свойски входил в дом и спрашивал: "Как дела?" Ещё вчера это был милый уголок города, полный скромного, непритязательного счастья. Теперь же тут не осталось ни одного дома. Погибли и те, кто жил здесь.

В Данданбатакэ всюду лежали тяжело раненные, обгоревшие до неузнаваемости люди. Но и это была лишь одна десятая часть всех жителей квартала. Женщина в чёрных шароварах продолжала причитать: "Бабуля, бабуля!.." Она была единственной дочерью и жила вдвоём с матерью.

— Не плачь! — прикрикнула на неё женщина в пёстрых шароварах. — Коль они так, мы ещё им отплатим. Нечего хныкать!

"Мы ещё им отплатим" — эти слова женщины упали на сердце тяжёлым камнем. Я с ненавистью подумала о её жестокосердии, о том, что она хотела продолжения войны теперь, когда перед её глазами простиралась картина ужасного разрушения. Страшно даже представить, к чему могут привести такие безумцы.

Всюду лежали люди без рук, без ног, без глаз. Нагасаки превратился в город инвалидов. Для человека нет большего счастья, чем иметь две руки, две ноги, глаза, нос...

В радиусе полукилометра от эпицентра взрыва смертность составляла более девяноста восьми процентов. Девяносто процентов жителей умерли в тот же день. Тяжелораненые, которых я видела на тыквенной бахче, вероятно, тоже скончались в первый же день. Черепичные крыши домов на расстоянии четырёхсот метров от эпицентра расплавились и стекали струями на землю. Плавился и вспучивался бетон на дорогах. Камни на обочинах тоже расплавились. Воздух был горячий, как лава, вытекающая из кратера вулкана. В этих условиях человеческая плоть и кости были уязвимее, чем мотылёк, залетевший в огонь газовой горелки.

Эти цифры невольно наводят на вопрос: почему для уничтожения человека изобретено столь страшное оружие?

И вместе с тем природа обладает удивительной жизненной силой. В сентябре, всего через месяц после бомбардировки, на пепелище уже поднялись зелёные ростки щетинника, осоковой сыти, других растений. Сохранившаяся в земле жизнь дала всходы, и они начали бурно расти. Однако вскоре появились сообщения, что радиоактивное облучение вызвало аномалии в делении растительных клеток. Были обнаружены листья необычной формы или странного цвета. В тот год в Нагасаки наблюдалось появление баклажанов-двойняшек, сдвоенных тыкв или помидоров в виде гроздей на одном стебле. Сообщения о необычных растениях поступали отовсюду.

У моей подруги Икэути выпали на голове все волосы, а после выросли курчавые, рыжего цвета. Получилась шикарная причёска, совсем как у Морин О'Хара. Икэути шутила:

— Бомбу-то сбросили американцы, вот я и стала рыжая да курчавая.

Трудно поверить, но до бомбёжки у нее были длинные, прямые чёрные волосы.

Мне не забыть, какое волнение я испытала, когда впервые увидела в Нагасаки сорную траву. На бетонной платформе станции Ураками мне бросился в глаза пробившийся из трещины росток травы. На высоком тонком стебельке красовались мелкие, размером с кунжутное семя, белые цветочки. А ведь говорили, что на земле, выжженной атомной бомбой, в течение шестидесяти лет не вырастет ни единой травинки. Жизнь растений связана с нашей жизнью, подвергшейся угрозе атомной смерти. Меня переполняли слёзы: "Я тоже смогу жить!"

Я потеряла всякое ощущение времени. Наверное, часа через два после бомбёжки у меня началась рвота. Меня вырвало белой пеной. Женщина в пёстрых шароварах сказала:

— Это, наверное, оттого, что ты не обедала, — и принесла мне с бахчи тыкву. Бахча сгорела, листья и стебли превратились в пепел, и его унесло ветром, а плоды остались. Разрезав тыкву осколком черепицы, тётушка протянула мне кусок: — На, поешь. — От одного запаха меня опять вырвало. — Это потому, что у тебя пустой желудок. Хоть через силу, но всё же постарайся проглотить, — уговаривала она. Я отказывалась, но она меня заставила: — Поешь, ведь неизвестно, сколько ещё дней это продлится.

Тыква, валявшаяся на опалённом зноем поле, была тёплой и очень резко пахла. Я откусила кусочек и едва проглотила его, как меня сразу же стошнило чем-то зелёным. Тыква имела запах луговой травы. Обожжённая кожа человека, когда рана чуть-чуть подсохнет на солнце, пахнет сырой тыквой. Некоторые люди считают, что у помидоров запах крови. У тыквы тоже.

— Смотрите, солнце падает! — закричал какой-то старик в защитном капюшоне, указывая пальцем на небо.

Карминного цвета солнце с вихревыми протуберанцами вокруг диска опускалось к горизонту. Эти вихревые потоки, как на картине Ван Гога, были отчётливо видны. В разгар лета в середине дня солнце, которое я видела с поля Данданбатакэ, находилось на уровне моих глаз и на уровне моря. Солнечные лучи даже в самую сильную летнюю жару благодетельны для жизни, но это солнце источало жесточайший зной. Его будто раскатали на прокатном стане, и оно обрушило всю свою тепловую энергию на землю. Женщина поспешно накрыла меня своим дождевым зонтом.

— Нельзя тебе смотреть на всякие ужасы.

Это был большой европейский зонт чёрного цвета. Но даже под ним мои щёки пылали и болели.

— Думаю, что в Исахая всё благополучно. Если же и там разбомбили, тогда приезжай ко мне в деревню. Я тоже ведь осталась совсем одна.

Она написала для меня на клочке бумаги, как искать её родную деревню в Симабара. Затем вынула из кошелька десятииеновую бумажку:

— Это немного, но на дорогу до Симабара тебе хватит. Не потеряй. — И, сложив в несколько раз бумажную ассигнацию, сунула её мне за резинку шаровар. — Если останешься одна, деньги понадобятся. Не оброни, — она снова наказала мне быть внимательной.

В докладе "О спасательных мероприятиях, предпринятых во время атомной бомбардировки" говорится: "Официально было сообщено, что на город Хиросима сброшена нового типа бомба, причинившая огромный ущерб. Однако никаких подробных разъяснений не последовало, и всеобщие предупредительные меры приняты не были. Поэтому, когда 9 августа последовал ещё и удар по Нагасаки, армия, административные органы и население оказались застигнутыми врасплох. Даже мы, знавшие о существовании атомной бомбы, к нашему стыду, не придали серьёзного значения этой бомбардировке, пока не почерпнули необходимых сведений в листовках, сброшенных той же ночью противником. И правительство Японии, и народ спохватились только после получения сообщения от врагов. Таково истинное положение дел".

Невероятные фантазии о том, что вместе с зажигательными бомбами было сброшено огромное количество бочек с нефтью, простительны для нас, людей несведущих. Тогда я не смогла есть тыкву, подобранную в поле возле Мацуяма. А сейчас, когда пишу эти строки, не перестаю удивляться тому, что не могла есть и картофель, купленный женщинами в Митино. Пусть я не могла проглотить тыкву потому, что она была заражена радиацией, но ведь картофель-то был не облучён.

Конечно, меня стошнило не оттого, что желудок был пуст. В результате облучения наступило так называемое "радиоактивное опьянение". При атомной бомбардировке умирают не только от травм и телесных увечий. Радиация сильнее всего действует на молодых. Чем моложе человек, тем губительнее её действие. Почти все дети младше пятнадцати лет, оказавшиеся вблизи эпицентра взрыва, умерли в первые три дня. В результате лучевого поражения органов пищеварения.

В Исахая после девятого августа военно-морской госпиталь, начальная и средние школы, муниципальные помещения и здания общественных организаций были заполнены жертвами атомного взрыва. Привлечённые запахом гноящихся ран, во множестве налетели зелёные мухи. Они роями кружили над умирающими. В ранах ещё живых людей и на трупах кишмя кишели черви. Но разве достоин человек такой участи? И ещё война откровенно учит тому, что есть провидение. Я узнала, например, и такие вещи: чтобы сжечь человека, лучше всего подходят полусухие дрова. Их трудно разжечь, но уж если они загорятся, то выделяют очень сильный жар. И горят долго, не оставляя головешек. В оставшейся горстке пепла не различишь, где был человек, а где дрова. Всё превращается в черноватый пепел, а если его ещё поворошить садовыми граблями, то он и вовсе становится неотличим от земли.

Недавно я читала записки оставшихся в живых при авиакатастрофе в Андах. Семьдесят дней потерпевшие находились в снежном плену в горах, и шестнадцать человек чудом выжили. Все они — молодые люди лет тридцати или немногим более, набожные христиане, из привилегированных слоёв общества. Этот инцидент вызвал много шума. Они остались живы только потому, что питались человеческим мясом. Вначале некоторые из них ещё отказывались есть своих погибших товарищей. Но несколько человек начали убеждать других, что им сам бог послал эту пищу для сохранения жизни. Вскоре уже все питались человечиной. Затем, с наступлением весны, в снежной лавине погибли ещё несколько человек. Оставшиеся в живых стали разыскивать под снегом свежие трупы — ведь они питательнее... Когда спасатели обнаружили их, то увидели, как некоторые из потерпевших употребляли в качестве посуды расколотые черепа своих товарищей, а кости — как ложки. Поистине, посуда соответствовала содержимому. Удивительны метаморфозы человеческого сердца, обладающего способностью ко многому привыкать. Мне невольно приходят на память слова Таками11 о "достоинстве человека" — слова, столь обожаемые в так называемом "добропорядочном" обществе.

В этом обществе считается достойным и, "преисполнившись гнева, обрушивать атомный дождь", и питаться человечиной, прикрываясь "божьим благословением". Впрочем, жизни такова, что течение времени ведёт к забвению, и остаётся в памяти только голый факт, а пограничная ситуация забывается. Так произошло и с женщиной в пёстрых шароварах. Она просидела около часа в поле близ Мацуяма и не пыталась даже отыскать свой дом. Пепелище, оставшееся на месте квартала, являло картину полного разрушения, и странно было надеяться, что кто-то случайно уцелел.

И всё же один человек, находившийся в эпицентре взрыва, оказался жив. Это был муж той женщины. Он работал на заводе в бухте Акуноура. Этот район не очень пострадал. Наверное, если бы в тот день он пошёл на работу, с ним бы вообще ничего не случилось.

Как и в случае с Инатоми, девятого августа он простудился и остался дома. С утра беспрерывно раздавались сигналы воздушной тревоги, поэтому он, чувствуя недомогание, затащил матрац в противовоздушную щель, вырытую в дома, и там лёг. Их двухэтажный деревянный дом как щепку унесло ветром, уцелел только бассейн, сделанный из искусственного мрамора. Но мужчина всё же спасся. Вход в щель засыпало, и он, чтобы выбраться наружу, целых три часа откапывал себя изнутри. Затем он, когда уже бежал по дороге, поранил ногу. Это была его единственная травма. После войны мы с матерью поехали в Симабара, чтобы поблагодарить ту женщину за заботу обо мне. Её муж, совершенно облысевший, лежал на постели в гостиной. Из их простого деревенского дома открывался прекрасный вид на бухту Тидзиисинада. Я ещё помню, как с появлением косяка рыб буквально на глазах менялся цвет моря.

Когда мать произнесла слова благодарности женщине за её доброту, проявленную тогда ко мне, её муж, лежавший до сих пор молча, встал и со злостью бросил:

— В то время, как я, словно крот, из последних сил рыл землю в щели, она сидела в поле и спокойно оттуда посматривала! Даже не пришла спасти меня!

Хозяйка принесла нам чаю. Её губы беззвучно шевелились, но она, так и не сказав ничего, только молча отвернулась и стала смотреть в сторону моря.

Если рассказывать о том времени, подобных смешных и трагических историй наберётся немало.

Из Мацуяма мы снова ушли в горы. Пробираясь по холмам, к сумеркам достигли горного склона, начинавшегося позади женской гимназии. Это в том месте, где находится храм Ситимэн-дайбосацу. Там стояли два-три полуразрушенных крестьянских дома. В сарае сидели взаперти куры, и, когда мы проходили мимо, они, просунув головы между жердями загородки, вопросительно смотрели на нас, словно спрашивали: "Что случилось?" Мы невольно рассмеялись. Хотелось ответить, если бы только они понимали: "Люди и те не знают, что случилось".

Нагасаки лежал под нами в низине. Солнечные лучи окрасили город в красный цвет. Отсюда видно было бетонное здание начальной школы Сако, слева в направлении к улице Ханка. Хорошо просматривалась кирпичного цвета земля спортплощадки. Там стояли четверо или пятеро детей. По улице, уцелевшей от разрушения, гулял влажный приятный ветерок. Мне казалось, я издали ощущала теплоту человеческого жилья.

Я смотрела на превращённые в руины улицы Мацуямы и вспоминала старика, раздувавшего мехами огонь, вспоминала счастливые дома, где на очагах жарили иваси. Глядя вниз, на улицу, по которой гулял ветер, размышляла о семьях, об этих человеческих "гнёздах" из дерева и черепицы. Это были простые дома — с земляным полом в прихожих, с выгоревшими на солнце сёдзи12, с тусклыми электрическими лампочками. В них жили обыкновенные люди. И разрушение, и мир я соотношу прежде всего с семьёй. Государство для меня — всегда нечто далёкое. На холме, куда я затем перевела взгляд, стояла средняя школа Умихоси. Когда-то отделанное со вкусом светло-серое здание, в годы войны перекрашенное в маскировочный цвет, уцелело. У самого подножия холма лежал квартал Дзюнин-тё, где я снимала комнатку. Его можно было узнать издалека по множеству усыпанных жёлтыми цветами кустов ямабуки. На меня снизошло спокойствие, но ненадолго: вдруг начались боли в низу живота.

В поле имелись огороженные циновками выгребные ямы с органическим удобрением. Крестьяне, работавшие в поле, пользовались ими как уборной. Я присела на корточки на краю одной из них. Посмотрела на небо. Ураками представлял собой страшное зрелище, но в природе всё шло своим чередом — надвигались бледно-лиловые сумерки. Я обвела взглядом всё небо. Вдалеке мерцала бледная звезда.

Сумерки поглотили улицы раньше, чем потемнело небо. Электрическое освещение, конечно, не работало. Там и сям поднимался вверх дым очагов. Детей, которых я недавно видела на школьной спортплощадке, теперь уже не было видно. Возле школы было светлее, чем у жилых домов, стёкла её окон сверкали, отражая лучи заходящего солнца. Но местами стёкла, видимо, выбило взрывной волной, и рядом с горевшими багрянцем окнами зияли чёрные провалы, словно дыры на месте выпавших зубов.

Улицы казались совсем мирными. Сидя на корточках, я рассматривала их. В спину дул лёгкий ветерок. "Хочу мира, чтобы можно было спокойно справлять нужду в поле", — сказал как-то моей матери один солдат. Он приезжал домой на побывку в связи с переброской его на другой фронт.

У меня открылся понос. Водянистый, цвета травяного сока. Я думала, что это из-за сырой тыквы, но, оказывается, причина была в радиоактивном облучении. Как сказано в докладе Нагасакского мединститута, органы пищеварения поражаются им в первую очередь. На следующий день человек чувствует сухость во рту, ему становится трудно есть и пить. Поднимается температура. Общее состояние сносное, но это обманчивое ощущение. Вслед за тем пропадает аппетит, появляются боли в животе и другие симптомы поражения радиацией, начинается расстройство пищеварения. Понос обычно водянистый, иногда клейкий, реже — с кровью. Если лечение в течение первой недели или десяти дней оказывается неэффективным, больной умирает.

После того как я добралась до квартиры, понос усилился. Мне становилось всё хуже и хуже, дело, видимо, шло к смерти.

Узнав, что Дзюнин-тё не пострадал, я вернула женщине десять иен.

— Ну что ж, возьму. Ведь всё моё состояние — то, что в кошельке, — сказала она и, аккуратно расправив сложенную купюру, положила её в кошелёк. Мы расстались на холме. Женщины, решив, что отправятся к знакомым в Накагава, стали спускаться с холма.

Горная тропинка постепенно перешла в каменные ступени, по обеим сторонам которых стояли дома. Нужно сойти вниз по ступеням, и там будет моя родная гимназия. Мне хотелось как можно скорее увидеть своих учителей, сообщить им: "Я жива". Я быстро зашагала вниз. Передо мной шли два студента из высшего коммерческого училища. Один из них, с раной на ноге, опирался на плечо другого. Хотя кровь не шла, рана была глубокой.

Поблизости от женской гимназии в кварталах Накагава и Нарутаки жили местные богатеи. Знатная дама в шароварах из шёлковой газовой ткани и девушка лет двадцати раздавали рисовые колобки. Увидев студентов из коммерческого училища, девушка посочувствовала: "Было ужасно, правда?" — и протянула им колобки. Они взяли по одному, но есть не стали. Увидев в саду колодец, парни попросили воды. Девушка поставила на камень поднос и побежала к колодцу. Белые рисовые колобки на подносе выглядели очень красиво.

Подошла дама и полотенцем перевязала рану юноше. На меня, босиком шагавшую следом, никто не обратил внимания. Я молча прошла мимо. Женщины, видимо, не считали меня пострадавшей — они не произнесли ни одного слова сочувствия. Я хорошо помню, что я испытывала к ним неприязнь. Даже горько усмехнулась. А ещё говорят о человеческой доброте...

Впрочем, мне вовсе и не хотелось этих белоснежных колобков. Я тогда совершенно не чувствовала голода. Меня занимало другое: почему в то время, когда продовольствие выдаётся всем по карточкам, в этом доме столько риса, что его могут раздавать другим? По правде говоря, хотя у меня совершенно не было аппетита, я всё же подумала тогда: "А хорошо бы каждый день иметь на столе такой рис". И ещё у меня мелькнула мысль, что эти женщины ласковы только с мужчинами. Видимо, здесь проявилась вредность моей натуры, если в тот момент я сделала только эти наблюдения.

Дорога шириной в два с половиной канна13 и сейчас разделяет Нагасакское высшее коммерческое училище и женскую гимназию. Ныне вымощенная бетоном с добавлением гальки, она прежде была ещё уже, и в дождливые дни двум прохожим с зонтами было на ней не разойтись. Поневоле получалось, как у влюблённых — один зонт на двоих. Здесь завязывались знакомства студентов училища с гимназистками, здесь иногда рождалась и любовь, такая беззаветная, что, говорят, были даже случаи двойного самоубийства влюблённых. Рассказывали, будто одно время существовало правило: чтобы от того места, где кончались каменные ступени и дорога раздваивалась, по верхней дорожке ходили студенты, а по нижней — гимназистки. После войны дорогу расширили, да и нравы сделались посвободнее, в особенности, когда, усвоив моральные уроки романа Ёдзиро Исидзака "Зелёные горы", девушки стали сами без стеснения окликать парней, шагающих мимо гимназии.

Железобетонное четырёхэтажное здание женской гимназии стояло у самой дороги. Взрывная волна, неся разрушения, докатилась до горы Нисияма, поэтому в гимназии не осталось ни одного целого стекла. С той стороны, откуда она налетела, отвалились стены и потолки. Рухнули даже внутренние стены, и теперь на занятиях скучать не приходилось — видно было, как в соседнем классе ведёт урок другой учитель.

Дорога была сплошь усыпана битым стеклом. Я шагала босиком. Я не особенно опасалась, когда разутая шла тропой по горе Кимпира. Но чтобы ступать по осколкам стекла, требуется мужество. И вот передо мной моя родная гимназия. Взглянув вверх, я заметила, что металлические створки окон были распахнуты в разные стороны: одни внутрь, другие наружу. Значит, взрывная волна двигалась не прямо, а завихряясь. В классах было темно и тихо.

Каждый, кто оказывался в зоне бомбардировки и уцелел, прежде всего должен вернуться в свою родную школу. Сообщить, что жив. Я воображала: если оставшаяся в живых ученица появится в школе, младшие школьницы с шумом встретят её. Поскольку ученицы работали по мобилизации на заводе, который оказался в эпицентре взрыва, то учителя должны бы организовать спасательную группу. А раненых должны все встречать у ворот школы. Но ничего этого не было. Как это ни странно, но даже когда я была в наиболее пострадавших от бомбардировки районах, где всюду валялись трупы и умирающие люди, я не испытывала ужаса. Вся чудовищность происшедшего стала постепенно доходить до меня лишь по мере того, как я удалялась от эпицентра и приближалась к уцелевшим кварталам, где шла обычная жизнь. Тишина в школе, в домах — всё это теперь наслаивалось на страшную картину разрушения, увиденную в Мацуяма и Ураками, и передо мной во весь рост вставала трагедия города Нагасаки.

0

97

продолжаю под видом тематических постов давать рекламу тнп.

часы "акира", изображают одноименную нагую японскую девушку.
производство - россия. цена - 5440руб.

http://s45.radikal.ru/i108/1004/d0/fa97804f58e3.jpg

но если опуститься на пять пунктов там есть точно такие же
всего за 5336. только тихо - это секрет...

0

98

Укиё-э - яп. картина (образ) изменчивого мира.
Показывает нам быт босоногих японок 19-ого века.

http://www.10pix.ru/img1/2330/1961659.jpg  http://www.10pix.ru/img1/427774/1961662.jpg

http://www.10pix.ru/img1/444741/1961664.jpg  http://www.10pix.ru/img1/4124/1961666.jpg

Укиё-э - не традиционная японская живопись, а ее репродукция в виде гравюры.
Они предназначались в основном для городских жителей, которые не могли
позволить себе потратить деньги на картины. Для укиё-э характерны
картины обыденной жизни.

0

99

У них там и сайты подходящие есть
http://fmellow.s103.xrea.com/fubutsushi/fubu99hada.htm
и фотографии простой японской школоты найти хоть и сложно, но можно.
http://s55.radikal.ru/i149/1007/39/41ca5f43b04dt.jpg
И даже вот так.
http://www.youtube.com/watch?v=QS06MjW41lk

Отредактировано porcelet (2010-07-29 10:05:51)

0

100

и фотографии простой японской школоты найти хоть и сложно, но можно.
http://s55.radikal.ru/i149/1007/39/41ca5f43b04dt.jpg

А вот это реально круто B)  Конечно, в Японии босые ноги не жесткое табу, как в Китае, но очень и очень редкое явление. А босая девушка, действительно, особый символ.

Что ж, мир меняется и иногда он меняется в лучшую сторону!

0

101

О, это очень знаменитая фотография. Позвольте мне прокомментировать, как узкому специалисту в данной конкретной области.

Школьный чемпионат Японии по бейсболу http://en.wikipedia.org/wiki/High_schoo … l_in_Japan - главнейшее мероприятие спортивного года, по крайней мере в школьном спорте, и одно из основных, выдающихся событий японского лета. На стадион, где играет команда, обязательно от этой школы приезжают девушки из клуба chearleading-а и поддерживают команду с трибуны, также и духовой оркестр, который с трибуны поднимает боевой дух музыкой. Фильм Swing Girls http://www.swinggirls.jp/index.html снят примерно про это. Бывает, что в добровольно-принудительном порядке привозится весь ученический состав школы, для создания типа массовой поддержки.

Здесь можно посмотреть, как это в общем выглядит: http://www2.asahi.com/koshien/91/photo/ и по ссылкам.

По атмосфере это, действительно, большой праздник. Но не для девочек из духового оркестра, которые каждую неделю должны при температуре 30 и выше, на небе ни облачка, по два-три часа дуть в трубу. Именно их обычно можно видеть босиком на трибуне, потому что иначе быстро заработаешь "носковый загар" от длинных носков школьной формы, а ходить в сандалиях на летних каникулах с таким загаром - стыдно.

Но это только на трибуне, а когда собираются уезжать, внешний вид должен быть приведен к тому, что положено по школьной форме: носки и ботинки. За этим следят сопровождающие учителя, да и вообще не принято делать не так, как все. Девочка на фотографии - а это снято около стадиона, когда все начинают расходиться по домам - вероятно, обладает очень независимым мышлением и большой силой воли, раз смогла поступить наперекор всему этому. Случай не имеет аналогов (хотя, повторю, увидеть ее в такой обуви внутри стадиона было бы в порядке вещей), поэтому фотография получила большую известность. Можно почувствовать, как волновался фотограф, понимая что снимает уникальный кадр. Даже не сумел нормально навести на резкость, хотя его остальные снимки в тот день технически хороши.

0

102

Вот это энциклопедичность знаний!! Все тайные причины событий вскрыты до нуля.  Большое спасибо!

0

103

Укиё-э - не традиционная японская живопись, а ее репродукция в виде гравюры.
Они предназначались в основном для городских жителей, которые не могли
позволить себе потратить деньги на картины. Для укиё-э характерны
картины обыденной жизни.

  По легенде, ставшей сюжетом для одной из пьес театра кабуки, укиё-э обязано своим появлением необыкновенному таланту внешне невзрачного, сильно заикавшегося художника Укиё Маттахэя. Несмотря на очень рядовую внешность Маттахэй оказался настоящим волшебником в живописи: узнав о том, что банда злых разбойников похитила японскую принцессу, он так искусно нарисовал тигра, что зверь ожил, сошел со свитка, и напагунные разбойники, отпустив принцессу, бежали от нарисованного зверя.  Из-за популярности все увеличивавшегося среднего слоя японского общества гравюры укиё-э стали средством насущного заработка для очень многих художников Японии. Громкое имя, основанное на популярности их стиля укиё-э, позволяло выпускать серии в 70, 100, 200, 300 графических листов, которые выпускались подобно приложениям к современным журналам: стало очень престижно собрать как можно более полную серию, что привело к баснословным тиражам, которыми выпускались полюбившиеся горожанам серии.  Несмотря на запреты правительства многие жанры укиё-э выпускались полуподпольно, например, портреты знаменитых гейш с жизнеописаниями. Укиё-э не миновало и злободневных тем японского общества: иллюстрировало статьи всех военных корреспондентов на фронтах всех войн, которые тогда вела Япония, доносило до народа облик живых божеств - императоров и их двора. Укиё-э служило даже утешением умирающим и калекам - те, кто по состоянию здоровья не мог предпринять паломничества к святым местам, мог на укиё-э хотя бы увидеть те святыни, к которым стремилась их душа.
   В истории Японии были художники, чья безвременная ранняя смерть отвела им время на создание всего лишь нескольких десятков укиё-э, но выработанный вкус японского народа в отношении этих гравюр, сделал авторов этих листов бессмертными. Искусство укиё-э наложило зримый отпечаток на живописное мастерство некоторых европейских художников. Живописные работы Обри Бердслея, созданные во многом по канонам укиё-э, тоже ценятся в современной культурной системе ценностей на вес золота.
Один из моих близких друзей как-то сказал, что в каждой интеллигентной европейской семье должно быть по альбому укие-э и Бердслея. Я с ним совершенно согласна.

0

104

О, это очень знаменитая фотография. Позвольте мне прокомментировать, как узкому специалисту в данной конкретной области.

Просто потрясен глубиной ваших познаний :blink:

Надеюсь вы нас еще порадуете и не раз.

0

105

http://img687.imageshack.us/img687/1551/1218879754766o.jpg

Спасибо. Но надо сказать, что весь бэкграунд очевиден любому японцу с первого взгляда на фотографию. Разве что он вряд ли знает, кто и с какой целью снял ее, а я знаком с автором. Но любой знает, где можно увидеть школьницу в школьной форме, но без обуви - в частности, на бейсбольном матче, и где это совершенно невозможно - на улице (хотя и тут свои исключения).

Жизнь общества очень сильно стандартизована и регламентирована.

http://img641.imageshack.us/img641/9963/081127self19s.jpg

Когда девочка фотографируется у себя в комнате, чтобы выложить в блоге новый наряд (как правило, ужасная фотография на телефон через зеркало), она, разумеется, босиком. Она находится внутри дома, а значит - как может быть по-другому? Если она будет во что-то обута, люди попросту решат, что у нее не в порядке с головой.

Ну а на улице - строго наоборот.

0

106

Босоногая японская девушка непонятного генезиса

http://livedoor.blogimg.jp/parumo_zaeega/imgs/8/4/845cb022-s.JPG

Отредактировано ppk (2010-08-03 18:42:49)

0

107

Китай

Опять совершу непростительный с точки зрения этнографии поступок -
вместо японских девушек, размещу китайских. Однако, добыть материал
из Поднебесной не менее трудно! Но нам помогают китайские друзья.

http://s58.radikal.ru/i161/1008/71/b5c0e8da25c6.jpg

http://i056.radikal.ru/1008/59/1a7b5813a507.jpg

http://s49.radikal.ru/i125/1008/af/c07a7d0a81a7.jpg

http://s50.radikal.ru/i128/1008/a6/9cd35871e608.jpg

Китай разувается, это потрясающе! :blink:

Отредактировано ppk (2010-08-12 23:58:51)

0

108

и еще немного из того же источника

http://s39.radikal.ru/i086/1008/ce/8f638e2f6a28.jpg  http://s51.radikal.ru/i133/1008/8f/c067d720755e.jpg  http://i052.radikal.ru/1008/f0/429fa38d37f3.jpg

http://s50.radikal.ru/i128/1008/cb/69c64d257546.jpg  http://s58.radikal.ru/i161/1008/14/dd167d0e174e.jpg

0

109

Опять совершу непростительный с точки зрения этнографии поступок -
вместо японских девушек, размещу китайских.

Главное на снимках формат даты японский!!!

0

110

и еще немного из того же источника

Верхний правый снимок - не могу понять, что у девушки с ногами?

0

111

и еще немного из того же источника

Верхний правый снимок - не могу понять, что у девушки с ногами?

Туфельки покусали <_<

0

112

Туфельки покусали <_<

Вот-вот, не мог подобрать подходящие слова... прям погрызли :(

0

113

Альбом японской серии "Dead Moon" представляет творчество современного
испанского художника и иллюстратора Луиса Ройо (Luis Royo), который наряду
со своим соотечественником Борисом Вальехо (Boris Vallejo) является классиком
фэнтезийной живописи.

http://s44.radikal.ru/i105/1011/19/ec06192bd5b6.jpg  http://s011.radikal.ru/i316/1011/8a/4608f0c726ba.jpg  http://s56.radikal.ru/i152/1011/12/dcb3b4da8895.jpg

http://s005.radikal.ru/i209/1011/89/76c225008200.jpg  http://s42.radikal.ru/i097/1011/fa/af8ae34119d7.jpg  http://s015.radikal.ru/i330/1011/41/31769af24e01.jpg

http://s16.radikal.ru/i191/1011/fd/0cc76839b00b.jpg  http://s54.radikal.ru/i145/1011/f2/4234c865d2e3.jpg  http://i022.radikal.ru/1011/ee/1fd0286469a7.jpg

0

114

http://farm3.static.flickr.com/2645/3877235115_d507df7b84_m.jpg http://farm4.static.flickr.com/3513/3877240503_74cd143178_m.jpg http://farm3.static.flickr.com/2571/3877241345_af4b3aea23_m.jpg http://farm3.static.flickr.com/2556/3878032076_47474ac982_m.jpg
1, 2, 3, 4

0

115

Хоримото Хиромицу. Летний вечер мисс Т.
Непонятно, почему "мисс", если речь идёт о Японии, но - что написано, то и привожу.
Картина приведена в журнале "Работница" или "Крестьянка" горбачёвских времён.
http://img-fotki.yandex.ru/get/5008/mihtimak.6f/0_7278d_4707e49a_M.jpg

Отредактировано Михаил (2012-05-09 16:48:25)

0

116

то ppk
Первое и второе фото - просто великолепны!  :rolleyes:

0

117

то ppk
Первое и второе фото - просто великолепны!  :rolleyes:

Раз вам понравилось, то можете найти другие ее фотографии: http://www.google.com/search?hl=en&safe=of...F-8&sa=N&tab=iw
девушку зовут 君君, правда, не зная китайского я не могу сказать, как это произносится; а место на фото - кампус Тайваньского Университета.

0

118

Эх, хороши фотки! Жаль что все не босоногие ;)

0

119

http://blog-imgs-30-origin.fc2.com/s/a/t/s...2009-5-24-1.jpg
http://kaorenger7.cocolog-nifty.com/photos...24/dsc02776.jpg
http://blog.petitmallblog.jp/m/mstyle/file/852009.jpg
http://putiton.co.jp/weblog1/2010/04/post_246.html
http://x116.peps.jp/mia09171015misa/album/...&cn=39&tnum=184
Немного расовых японок. Пользуясь случаем, хочу передать привет форумчанину Maxim Bodrov.

Отредактировано porcelet (2011-03-04 16:16:33)

0

120

Аутентичные школьницы.
У них только что был спортивный фестиваль, а там как правило соревнуются босиком, даже в школах, где физкультура обычно в обуви (ну вот например: http://www.shimanet.ed.jp/okisui/topics/22.../22taikusai.htm ), и вероятно на этой волне они расхрабрились сфотографироваться босиком в магазине.

0


Вы здесь » dirtysoles » Общество грязных подошв » Босоногие японки